Лесбийский скандал в иудейской России

Р. Авраам Шмулевич

Опубликовано 07.06.2006, после однополой хупы, которую поставила “раввин” Нелли Шульман

Что ж. Иудаизм в России, похоже, подходит к некоему порогу зрелости. Зрелость – это сила. Но понятие “сила” в нашем Мире действия неразрывно связано с понятиями “власть”, “деньги” и “кровь”. У взрослых людей – взрослые игры. Предсказуемо, что в эти игры включаются люди, никакого касательства к еврейскому народу не имеющие. Окажутся ли нынешние религиозные руководители российского еврейства готовы к этим “играм взрослых людей” – вот вопрос, который более всего занимает меня во всей истории.

В еврейской общине произошел скандал, который уже превратился в информационный повод всероссийского значения, и разгорающееся пламя грозит существенно нарушить расклад сил в еврейском мире России.

В начале апреля 2006 года “реформистский раввин” москвичка Нелли Шульман “освятила” брак двух лесбиянок. Об этом акте сообщили многие ведущие издания, от респектабельно-аналитической “НГ-Религии” до специализирующейся на громких скандалах газеты “Stringer”. Видеозапись самой церемонии и интервью с её участницами было показано 2 июня 2006 года по московскому телеканалу RenTV, многочисленные интервью с Нелли Шульман появились в различных СМИ – от радио “Свобода” до глянцевого журнала “Большой город”.

Скандальность ситуации состоит не только в том, что подобное действо совершенно неприемлемо с точки зрения еврейской ортодоксальной религиозной традиции (также невозможно в ней само существование женщин-“раввинов”), но и то, что виновница скандала, Нели Шульман, согласно сообщениям ее бывших коллег по петербургской реформистской общине, попросту нееврейка.

Что бы понять происходящее, необходимо пояснить, что вообще представляет из себя “реформистский иудаизм”.

В самом начале XIX века в Германии зародилось движение за “реформу в иудаизме”, за то, что бы “привести его в соответствие с современностью”. Вскоре “реформизм” распространился в Австро-Венгрии, в других странах Центральной и Западной Европы. Со второй половины XIX в. реформисты активны в США, и, с гибелью большей части европейского еврейства во время Второй мировой войны, Америка окончательно стала главным центром движения. В Восточной Европе, в том числе и в России, реформисты никогда не имели сколь либо значительных позиций. С самого начала “реформирование” иудаизма заключалось как в отрицании практически всех традиционных основ этой религии, так и в отсутствии единой, обязательной для всех членов движения, догматики и обрядов.

Еще первые реформисты отвергли авторитет Талмуда и Божественное происхождение Танаха (Библии), ввели в литургию (в том числе и по субботам, когда игра на музыкальных инструментах вообще запрещена) органную музыку и произведения христианской церковной музыки, из молитвенников были исключены упоминания о Сионе, Иерусалиме, Храме и жертвоприношениях, отказались от обязательного соблюдения религиозных законов иудаизма, в том числе и центральных – обрезания, кашрута, законов семейной чистоты, Субботы (в некоторых общинах день отдыха вообще был перенесен на воскресенье).

Реформистское движение рассматривало евреев не как нацию, но только как религиозную общность, и отбрасывала на этом основании идею возвращения в Эрец-Исраэль (Землю Израиля).

Впрочем, радикализм “реформы” сильно отличался и отличается до сих пор не только от страны к стране, но и от общины к общине. Даже название у нового течения было не унифицировано. В Венгрии оно называлось “неология”. В 1901 г. в Англии возникло новое, еще более радикальное, по сравнению с немецким, реформистское движение – так называемый “либеральный иудаизм”. А в Америке реформизм вообще раскололся на несколько течений. Часть общин, стремившихся сохранить какую-то внешнюю связь с традиционным иудаизмом, стали именоваться “движением консервативного иудаизма”, имеются также и “реконструктивистский иудаизм” и т.д. и т.п.

В 1990-х гг. к реформистскому движению принадлежало 13% еврейских семей в США (около 1,1 млн. человек). В других странах позиции движения значительно слабее.

Некоторые формы “религиозной” жизни, практикуемые американскими реформистами (и под их влиянием импортируемые в другие страны) на “традиционный” взгляд выглядят полной фантасмагорией. Так, обрезание для реформистов не обязательно, однако еще более “нетрадиционным” является то, что реформистские “раввинаты” Нью-Йорка и Лос-Анджелеса начали подготовку женщин для совершения обряда обрезания (их они называют мохалот, что в переводе с иврита означает “обрезательница”).

Некоторые реформистские “синагоги” “скомбинированы” с церквами – по воскресеньям в помещении идет христианская служба, затем иконы или католические статуи накрываются чехлами, иконостас поворачивается на шарнирах, и оказывается, что на его обратной стороне укреплен Арон Кодеш (Священный Ковчег – место, где хранятся свитки Торы), и церковь “становится” синагогой, а в будни там вообще идут дискотеки.

До Второй мировой войны реформистское движение в своем большинстве стояло на крайне антисионистских позициях, выступало против создания Еврейского государства. Сейчас большая часть реформистов признает Израиль. При этом движение солидаризуется с теми силами на израильской политической арене, которые выступают за максимальные территориальные уступки арабам и за светский характер государства. Так, реформистская группа “Rabbis for Human Rights” (“Раввины за гражданские права”) совместно с арабами устраивает в Израиле шумные акции в защиту “прав народа Палестины” и против еврейских поселенцев в Иудее и Самарии (В России известные как Западный берег р. Иордан – Ред.), члены организации буквально бросаются под израильские военные бульдозеры, разрушающие, согласно постановлениям судов, дома арабских террористов или незаконные арабские постройки. Организация периодически подает иски в пользу арабов в Верховный суд Израиля. Глава Союза реформистского иудаизма США “рабби” Арик Йоффе неоднократно обращался к президенту США, требуя усиления давления на Израиль в вопросах “признания прав палестинцев”.

В вопросах феминизма и поддержки движения гомосексуалистов и лесбиянок реформисты также стоят на радикальных позициях. Широко практикуется рукоположение женщин в “раввины” и в “канторы” (чего ортодоксальный иудаизм категорически не допускает). Разрешены и однополые браки. Более того, реформисты активно защищают “права сексуальных меньшинств”. Так, на состоявшемся в Хьюстоне в ноябре 2005 года съезде движения “рабби” Арик Йоффе раскритиковал позицию христианских Церквей по отношению к гомосексуалистам: “Отношение христианских Церквей к гомосексуалистам сравнимо с политикой, которую проводил Адольф Гитлер против меньшинств” – заявил он. Ортодоксальный иудаизм же считает гомосексуализм одним из тягчайших грехов, однополые браки как мужчин, так и женщин, не допускаются и не могут быть зарегистрированы.

Реформисты отвергают понятие обязательного Божественного Откровения и, соответственно, обязательного к соблюдению канона как такового. Поэтому даже в одной общине можно найти большой спектр мнений – от людей, соблюдающих многие заповеди ортодоксального иудаизма, до просто атеистов. Причем этот “разброс” имеется и среди рядовых прихожан, и среди “реформистских раввинов”. Так, один из первых встреченных мною представителей этого движения (дело было еще в Советском Союзе), “реформистский раввин” из Англии, вообще оказался атеистом. “Да, я не верю в Бога. Нигде не сказано, что раввин обязан верить в Бога”, – говорил он. Впрочем, этот человек, с точки зрения ортодоксального иудаизма вообще был неевреем – шотландец по национальности, прошедший реформистский гиюр (обряд принятия еврейства) – а реформистский “гиюр” не имеет с точки зрения Галахи (еврейского религиозного закона) никакого значения..

Некоторые реформисткие “раввины” проводят “гиюр” просто по интернету: достаточно послать по электронной почте свои данные, заплатить требуемую сумму – и получить уведомление, что отныне вы стали “полноценным евреем” и членом общины реформированного иудаизма. Хотя “в евреи” заочно принимают лишь в немногих общинах, гиюр, по сравнению с собственно иудаизмом (в Америке он официально именуется “ортодоксальный иудаизм”), всюду очень облегчен. Это чисто формальная процедура, занимающая мало времени и не имеющая никакого галахического значения. Кроме того, евреями у реформистов считают практически всех, у кого имеются какие-то еврейские предки (в ортодоксальном иудаизме еврейство передается строго по материнской линии). И данное обстоятельство, пожалуй, составляет наиболее серьезную проблему с точки зрения ортодоксов – оказывается, что многие “реформистские евреи”, в том числе и “раввины”, – просто не являются согласно Галахе евреями.

Строго говоря, традиционный, ортодоксальный иудаизм вообще не считает реформизм религией, тем более частью религии иудейской. Так, глава Раввинского суда СНГ и главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, рассматривая возможность вызова во время публичного Б-гослужения к Торе “реформистского раввина”, пишет в своей книге “Зикарон бе-сэфер” (этот труд посвящен рассмотрению с точки зрения Галахи различных аспектов жизни в современной России): “Но даже если большинство членов реформистских общин – люди необразованные (в Торе) и могут считаться нарушающими по ошибке, реформистские раввины не таковы и должны рассматриваться как подстрекатели к отказу от веры, знающие, Кто их Творец, и сознательно восстающими против Него. Он и приехал сюда только для того, чтобы создавать реформистские общины! И поэтому, несомненно, оскорбление для Торы и для синагоги, а также для собравшихся на молитву, оказать уважение подобному человеку, вызвав его к Торе. И если мы не возразим против этого, возможно, прихожане сделают вывод, что и такие люди называются в Израиле раввинами”. (“Зикарон бе-сэфер”, Москва, 1993 год, т.1, стр. 50). (Выражение “в Израиле” в данном случае означает “в еврейском народе” – А.Ш.).
Не менее категоричен и один из самых известных израильских раввинов – выходцев из России Элиягу Эссас. В своем респонсе (раввинском ответе на вопрос по поводу Галахи) от 15.05.03 он пишет: “Уже при своем возникновении реформистский иудаизм “к иудаизму как мировоззрению и образу жизни (т.е. — религии) не имел отношения. Ибо представлял (уже тогда!) новую религию. Не еврейскую.

И дело не в том, что реформисты отказались от соблюдения шаббата (а они действительно отказались), и не в том, что они не соблюдают кашрут (а они действительно не соблюдают; и едят свинину и т.п.), и не в том, что они не считают Эрец Исраэль — Святой Землей, которую Всевышний дал евреям (а они не считают и вычеркнули слово Цион — Сион и Иерусалим из своих молитвенников).

Дело в том, что они отказались от основ, на которых строятся еврейское мировоззрение и образ жизни. Вот эти основы:

– Есть Всевышний; Он сотворил мир и выразил свою Волю в Торе, которую передал еврейскому народу.

– Тора (Письменная) была передана (продиктована) Моше (пророку Моисею) и еврейскому народу, который стоял у горы Синай — с точностью до буквы; с той же точностью до буквы Тора передавалась из поколения в поколение.

– Моше получил Тору Письменную и Устную. В Устной Торе содержатся и правила, определяющие нормативное поведение (ѓалаха) народа и каждого человека во всех поколениях и во всех ситуациях. Новые обстоятельства могут (и должны) потребовать определения ѓалахи, учитывающей эти обстоятельства. Но это определение может и должно реализовываться по правилам Устной Торы и людьми, живущими в соответствии с законами Торы. Таким образом ѓалаха и вечна и современна — только такой и может быть Воля Творца.

Поскольку изобретатели реформизма отказались от этих фундаментальных принципов, в то время, когда лишь эти принципы и делают мировоззрение еврейским, они заслуживают сомнительной чести называться основателями новой, нееврейской религии. И совершенно неправильно присоединять к названию изобретенной ими религии слово — “иудаизм”.

На практике в странах диаспоры реформисты и собственно иудаисты-ортодоксы стараются не афишировать разногласия, но в Израиле реформисты ведут жесткую борьбу против официально признанного ортодоксального раввината, пытаясь добиться равного с ним положения.

Около 1990-го года реформисты появились и в бывшем СССР. Первую реформистскую общину в СССР, названную им “Гинейни” (на иврите “вот я” – ответ праотца Авраама на обращение к нему В-севышнего), организовал Зиновий Коган – инженер-гидротехник по профессии, писатель (под псевдонимом Лев Чернобельский) и активист еврейского подпольного культурного движения в Советском Союзе. В 1991 году в Лос-Анджелесе Коган получил звание “реформистского раввина”. В еврейском мире он стал широко известен после похорон еврея Ильи Кричевского – одного из погибших противников “путча ГКЧП” 1991 года. Тогда Зиновий Коган оказался единственным еврейским религиозным деятелем, согласившимся на требование властей провести публичный обряд похорон в шаббат, да еще и на христианском кладбище – что с точки зрения ортодоксального иудаизма является просто осквернением памяти покойного. Этот акт ортодоксальные евреи России вспоминают Когану до сих пор. В 1993 году он же читал каддиш (поминальную молитву) по защитникам российского Белого дома (Верховного совета РСФСР). Скандала это действие не вызвало, поскольку никак не противоречит законам иудаизма.

С начала 90-х годов в СНГ стали действовать и зарубежные представители движения, а на привозимые ими средства начали возникать общины “прогрессивного иудаизма”, как реформисты стали официально именоваться в СНГ. Поворотный пункт в организации движения наступил с принятием в 1997 году новой редакции закона “О свободе совести и религиозных объединениях”. Перерегистрации подлежали только общины, действующие непрерывно последние 15 лет, с 1982 года, или же входящие в официально признанные зонтичные структуры. Такую структуру, в свою очередь, могли образовать минимум три уже зарегистрированные религиозные общины. Реформисты оказались в сложном положении – реформа практически отсутствовала в России, и до революции, тем более в СССР, никогда не существовало ни одной реформистской общины. Сложилась ситуация, при которой у руководства ортодоксального иудаизма имелась законная возможность пресечь распространение в России реформизма – но этой возможностью ортодоксальные раввины сознательно не воспользовались. На тот момент в Российской Федерации действовала одна зонтичная еврейская религиозная структура – Конгресс еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР), главным раввином ее был (и остается до сих пор) Адольф Соломонович Шаевич, ставший раввином московской Хоральной синагоги на ул. Архипова (ныне Спасоглинищевский переулок) еще в советские времена. Однако главным действующим лицом и главным религиозным авторитетом в КЕРООР является раввин Пинхас Гольдшмидт. Он – выходец из богатой и известной еврейской швейцарской семьи, получил талмудическое образование в Израиле, и его статус как религиозного авторитета признается в еврейском мире. Формально Гольдшмидт занимает пост раввина Москвы и, самое главное, Председателя Раввинского суда России – “Бейт дин”. С точки зрения иудаизма именно Раввинский суд составляет главную суть раввината: только “Бейт дин” уполномочен заключать браки, совершать разводы, проводить процедуру принятия иудаизма (гиюр), решать различные вопросы религиозной жизни и жизни общины. Шаевич выполняет в КЕРООР представительские функции – сущностные вопросы решает раввин Гольдшмидт. Председателем исполкома КЕРООР является Зиновий Коган. Должность Председателя – административная, а не духовная, но благодаря именно ей Коган смог зарегистрировать реформистские общины, формально проведя их через КЕРООР.

После этого он объединил часть реформистских общин в независимую зонтичную структуру – “Объединение религиозных общин современного иудаизма в России” (ОРОСИР), в которой занял пост Председателя президиума ОРОСИР. Кроме того, реформистские общины вошли и в состав собственно КЕРООР. На настоящий момент в ОРОСИР входит 12 общин, в КЕРООР – 61 реформистская община, 117 ортодоксальных общин, 57 ортодоксальных религиозных образовательных учреждений (ешив, детских садов, школ и воскресных школ – данные предоставлены руководством КЕРООР). Несмотря на то, что формально основатель организации Коган являлся главой ОРОСИР, реальную власть там захватили руководители международного реформистского движения, точнее – “Всемирного союза прогрессивного иудаизма” (ВСПИ), членом которого ОРОСИР является. Именно оттуда поступает основная часть бюджета организации. Коган и некоторые российские руководители реформизма старались избегать публичного проявления тех “крайностей” реформизма, которые могли бы шокировать российскую публику. Однако руководство ВСПИ и молодое поколение “раввинов”, получившие образование в зарубежных реформистских центрах, не разделяют этих настроений. Вопрос признания однополых браков и “борьба за права сексуальных меньшинств” и “права женщин” является для ВСПИ одним из центральных.

Так, в конце июня – начале июля 2005 года в Москве прошёл 32-й международный конвент Всемирного союза прогрессивного иудаизма. Как отмечало приложение к “Независимой газете” “НГ-Религии”, на пресс-конференции 30 июня 2005 г. в РИА “Новости”, посвященной открытию конвента, центральным оказался именно вопрос об отношении ВСПИ к гей-параду в Иерусалиме. Исполнительный директор ВСПИ Ури Регев и другие зарубежные гости полностью поддержали участников гей-парада и обрушились с критикой на иерусалимскую мэрию, пытавшуюся противодействовать проведению мероприятия. Естественно, что единственной стороной конвента, освещенной СМИ, была поддержка “прогрессивными иудеями” сексуальных меньшинств. При этом часть российских руководителей движения, в том числе Зиновий Коган и Григорий Котляр, старались дистанцироваться от позиции Ури Регева. По их словам, проведение гей-парада, в принципе, возможно, но лично они выступают против, поскольку это затрагивает религиозные чувства многих верующих. Надо сказать, что Зиновий Коган последователен в данном вопросе. В качестве председателя исполкома КЕРООР он в 2005 г. обращался с призывом “прекратить пропаганду содомии на телевидении”, а 20 марта 2006 г. официально поддержал решение московского мэра Юрия Лужкова о запрете гей-парада в российской столице.

Соответственно, этот вопрос был поставлен на повестку дня российского филиала движения. Около полугода назад состоялось совещание руководства реформизма в СНГ, в котором, кроме москвичей, участвовали “реформистские раввины” из Санкт-Петербурга, Минска и Киева. Было принято решение – в соответствии с постановлением американского Движения реформированного иудаизма – проводить церемонии однополых браков. Однако одновременно было решено не сообщать в прессу, вообще не афишировать их публично.

И вот Нелли Шульман, единственная женщина в СНГ, занимающая пост “реформистского раввина” (всего в СНГ шесть “раввинов-реформистов”), провела первую церемонию однополого брака двух лесбиянок. Вопреки вышеупомянутому решению, тайну из данной церемонии Шульман и ее участники не делали – наоборот, фотографии “свадьбы” заполнили Интернет и бумажные СМИ, видеозапись была показана по центральному ТВ, а сама Шульман рассказала о произошедшем в многочисленных интервью.

В еврейском мире России разразился предсказуемый скандал. С точки зрения ортодоксального иудаизма, церемония, полностью повторяющая обряд гетеросексуального, обычного, бракосочетания, является пародией на Б-жественный закон и кощунством. Но недовольными оказались и некоторые руководители реформизма. Среди них – Менахем-Мендл (Вадим) Полянский, человек, стоявший у истоков карьеры Нелли Шульман как реформистского деятеля. Бывший профессиональный спортсмен, Полянский занимает пост председателя союза клубов Еврейского спортивного общества “Маккаби” СНГ и стран Балтии и является основателем первой в Санкт-Петербурге общины “реформистского (прогрессивного) иудаизма”. В эксклюзивном интервью автору этих строк он рассказал, что Нелли Шульман – вообще нееврейка, что она поступила на работу в петербургское отделение “Маккаби” в 1992 году в качестве переводчика с английского. Вскоре на базе этого спортивного общества Полянский зарегистрировал реформистскую общину и установил контакты со “Всемирным союзом прогрессивного иудаизма” (ВСПИ) и его израильским отделением. Соответственно, Нелли стала работать и там. Именно она была переводчиком во время визитов в Россию различных реформистских деятелей. По словам Полянского, звалась тогда будущая “женщина-раввин” Нелли Кожатова.

“Нелли – не еврейка, – рассказал в интервью Полянский. – Конечно, мы не сыщики и не проводили специального расследования насчет ее корней, но во время ее работы и в “Маккаби”, и в нашей общине все знали, что она не имела никакого отношения к еврейскому народу. Сейчас она говорит, что ее девичья фамилия – Коган, но когда Нелли работала у меня, фамилия ее была Кожатова, как Коган никто ее не знал, никогда эта фамилия не звучала. Шульман – фамилия мужа. Я не могу сказать про Нелли ничего плохого, наоборот, я был очень ею доволен. Она была очень работящей и исполнительной девчонкой, если надо, всегда оставалась в офисе, хорошо переводила. Я взял ее в качестве переводчика на Всемирную Маккабиаду в Израиль. Она же переводила все мои встречи с представителями ВСПИ. И вот тогдашний генеральный представитель ВСПИ в России Марк Рикель и глава израильского отделения Йоель Осиран предложили ей в 93-м году поехать учиться в Лондонский колледж прогрессивного иудаизма. Я был против – считаю, что человек, не имеющий ни капли еврейской крови, как Нелли, не может представлять религиозное еврейство, тем более быть раввином. У нас имелись другие вполне подходящие кандидаты. Но Рикель и Осиран решили послать именно Нелли, с которой у них установился хороший контакт – ведь именно Кожатова переводила им. Причем от меня скрыли, что Нелли едет учиться именно на раввина. Сказали – что просто на преподавателя. Это их вина, что они внушили простой русской девчонке, что она может быть еврейским раввином”. По словам Полянского, и его, и других членов общины возмущало то, что зарубежные функционеры “прогрессивного иудаизма” “ведут себя в Росси как диктаторы, указывая членам общины что делать и пытаясь руководить их жизнью”. Именно это, а также резкое неприятие членами созданной Полянским общины (многие из них были профессиональными спортсменами) позиции ВСПИ в вопросе гомосексуальных браков, побудило Полянского и его товарищей порвать контакты с “прогрессивными иудаистами” и перейти под крыло другой зарубежной реформисткой структуры – в “консервативный (традиционный) иудаизм”, отличающийся меньшим радикализмом. Кроме того, Полянского не устраивало то, что многие общины “прогрессивного иудаизма” в России носят чисто формальный характер, являются просто оформленными как религиозные общины молодежными отделениями “Сохнута”.

О том, что Нелли Шульман – нееврейка, сообщил мне еще один высокопоставленный источник в российском реформистском движении, пожелавший, однако, сохранить анонимность. Сама Нели Шульман категорически отказалась обсуждать какие-либо детали своей биографии, но в опубликованных ранее интервью она неоднократно подчеркивала, что ее девичья фамилия – Коган и что она происходит из “еврейской семьи”.

Еще более резко на произошедшее отреагировал основатель российского реформизма. На заседании президиума ОРОСИР Зиновий Коган потребовал осуждения инициативы Шульман, однако руководство движения отказалось поддержать его, и тогда 17 апреля 2006 года Коган направил в президиум ОРОСИР следующее заявление: “В связи с теологическими разногласиями с раввинами ОРОСИР я принял решение уйти с поста Председателя ОРОСИР”. В циркулярном письме руководителям региональных реформистских общин он более подробно разъяснил свою позицию: “При активном участии р. Нелли Шульман усилился отход ОРОСИР от традиционных моральных ценностей иудаизма. Однополые браки противоречат морали иудаизма, в том числе и современного”. Зиновий Коган сказал мне в интервью: “Когда я создавал движение, я думал о евреях, далеких от соблюдения религиозных обрядов, я считал, что реформистские учебные заведения должны готовить социальных работников и заниматься социальными программами. Я не предполагал, что движение выйдет из-под контроля и перейдет под духовное влияние раввинов, выпускников зарубежных центров. Большинство российских евреев против легализации однополых браков”.

И КЕРООР, и лично Коган вынуждены обороняться. Уже минимум полтора года влияние Зиновия Когана на происходящее в ОРОСИР было минимальным, так что пост предисполкома КЕРООР для него значительно более важен. Но акция Нелли Шульман ставит в очень трудное и щекотливое положение как лично Когана, так и организацию в целом.

Именно Коган чаще всего представляет КЕРООР на различных публичных мероприятиях, в том числе и “межконфессиональных”, он поддерживает тесные отношения с иерархами Московской патриархии, которая занимает позицию последовательной борьбы с “содомией”. Публичное ассоциирование с “сексуальными меньшинствами”, да еще в таком громком контексте, может существенно осложнить его положение как общественного деятеля.

В РФ действуют две зонтичные иудаистские ортодоксальные структуры – кроме Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) существует также Федерация еврейских общин России (ФЕОР), главным раввином которой является р. Берл Лазар. ФЕОР представляет Хабад – любавический хасидизм. В области теологии и обрядов между хасидами-хабадниками и прочими ортодоксальными иудеями нет никаких существенных различий. Любавический хасидизм – такая же иудейская ортодоксия. Однако в организационном отношении хабадники в странах диаспоры и в Израиле держатся весьма обособленно, их часто обвиняют в стремлении “подмять под себя” прочие структуры, всю религиозную жизнь. Постоянная борьба, когда скрытая, когда выплескивающаяся наружу, происходит и в России – между ФЕОР и КЕРООР. Одно из проявлений этой борьбы – одновременное существование двух главных раввинов России, Лазара и Шаевича, уже стало притчей во языцах и просто пищей для анекдотов. Но именно наличие реформистов в составе КЕРООР стало, в свое время, формальной причиной того, что хабадники отказались вступить в эту организацию и образовали свою структуру. Р. Берлом Лазаром было опубликовано специальное заявление с протестом против нахождения “под одной крышей” с реформистами.

То, что именно формально ортодоксальный КЕРООР и лично раввин Пинхас Гольдшмидт фактически поддерживают в РФ реформистское движение, то, что реформистские общины входят в ортодоксальную организацию, вызывает недовольство многих религиозных российских евреев. В свое время раввин Гольдшмидт постановил, что “реформистских раввинов” недопустимо вызвать в синагоге к чтению Торы, поскольку присутствующие “сделают вывод, что и такие люди называются в Израиле раввинами”. Но то, что “реформистский раввин” Зиновий Коган официально именуется во всех документах и публичных акциях КЕРООР просто “раввином” и в качестве “раввина” публично представляет организацию (что, конечно же, может “создать впечатление, что и такие люди называются в Израиле раввинами”) – вызывает резкое неприятие и недоумение во многих ортодоксальных общинах, делая для них невозможным вступление в КЕРООР.

Противники р. Гольдшмидта утверждают, что руководство КЕРООР нуждается в реформистах для противоборства с ФЕОР. Сторонники – что р. Гольдшмидт действовал с согласия крупнейшего современного галахического авторитета мирового еврейства рава Эльяшива ради “управляемого сдерживания реформы”, для того, чтобы приблизить далеких от соблюдения каких-либо заповедей членов реформистских общин к иудаизму. Сам р. Гольдшмидт отказался комментировать историю своих отношений с реформистами. Относительно же скандала вокруг лесбийской церемонии он заявил в эксклюзивном интервью автору этих строк следующее: “Я очень рад, что большинство общин “современного иудаизма” в России не поддержали этого акта, и, как результат, ищут больше связи с традиционным иудаизмом”.

И Нелли Шульман, и Зиновий Коган, и р. Пинхас Гольдшмидт оказались связанными еще с одним конфликтом, тлеющим в московской иудейской общине уже несколько лет и могущим в любой момент превратиться в громкий скандал. Речь идёт о конфликте вокруг синагоги на Поклонной горе. В 1995 году там был открыт Мемориальный комплекс Победы. Кроме Центрального музея Великой Отечественной войны и Монумента Победы в него входят три храма “традиционных конфессий” в память о погибших на войне. Православный храм св. Георгия Победоносца был построен в 1995 году, мечеть – в 1997 году, а в 1998 году открылась так называемая Мемориальная синагога. Построена она была на деньги тогдашнего председателя Российского еврейского конгресса Гусинского и ныне находится в собственности РЕКа. У РЕКа, в свою очередь, существует соглашение с КЕРООР, так что определяет то, как используется синагога, именно р. Пинхас Гольдшмидт. До 2001 года там проводила богослужения ортодоксальная еврейская община (не входящая ни в одну из зонтичных структур) под руководством известного религиозного активиста Танхума Бусина, занимающего пост председателя этой общины. Затем решением КЕРООР синагога была предоставлена в распоряжение реформистов, причем им были переданы и ортодоксальные свитки Торы. Но именно свиток Торы является главной святыней иудаизма. В течение некоторого времени там вела службу Нелли Шульман, кроме всего прочего она читала свиток Торы во время публичного богослужения. С точки зрения ортодоксального иудаизма чтение Торы женщиной, тем более реформисткой, является недопустимым (напомню, что р. Гольдшмидт запретил даже просто вызывать к Торе реформистского раввина-мужчину), эти действия вызвали серию яростных протестов со стороны удаленных из синагоги ортодоксальных прихожан. Были и демонстрации перед зданием синагоги и жалобы в различные инстанции. В результате Шульман перестала там появляться. Как написал в своем ответе на запрос московских властей исполнительный вице-президент РЕК Сол Букинголтс, “в соответствии с договоренностью с КЕРООР” в настоящий момент в Мемориальной синагоге действует реформистское Общество “Гинейни” под руководством Зиновия Когана. Ортодоксальные бывшие прихожане синагоги, в свою очередь, постоянно бомбардируют центральные и московские власти петициями и, по словам Танхума Бусина, готовятся летом начать новую серию громких акций протеста. Приведем мнение Бусина и прихожан его общины: “Присутствие в Мемориальной синагоге реформистов является святотатством. Реформизм – не традиционная для России конфессия. Погибшие в ходе войны евреи никак не являлись реформистами. В традиционном иудаизме имеются выработанные веками ритуалы памяти, например чтение книги Тегилим (Псалмов). Ничего этого в синагоге не проводится. Реформистское псевдобогослужение – это оскорбление памяти погибших”. Действительно, ситуация складывается потенциально скандалоопасная. Зиновий Коган и возглавляемые им реформисты, по словам Когана, не заинтересованы в разжигании конфликта. Основная претензия к Танхуму Бусину, высказанная Коганом в разговоре со мной, состоит именно в том, что Бусин обращается с жалобами к “людям, далеким от иудаизма”.

Однако Коган уже не представляет всех реформистов. Вообще, нельзя исключить, что найдутся люди, заинтересованные в максимальном разжигании и этого скандала.

При начале деятельности реформистов в бывшем СССР многим казалось, что “реформа” привлечет очень многих полностью ассимилированных советских евреев. Однако этого не произошло. В СНГ сегодня насчитывается около 130 общин “прогрессивного иудаизма”, работают лишь шесть “раввинов-реформистов” (трое в России, двое на Украине и один в Белоруссии). Тогда как общин ортодоксального иудаизма – свыше 600, ортодоксальных раввинов – более ста.

Какого-либо заметного влияния на жизнь евреев в странах СНГ реформисты не имеют. Согласно данным самого движения, в реформистских общинах России насчитывается около 6 тысяч членов (хотя несколько видных российских еврейских деятелей говорили мне, что многие реформистские общины существуют только на бумаге, и реальное число прихожан – значительно меньше). Реформисты фактически вытеснены даже не на второй, а на третий план.

Но скандальная акция вывела в данный момент саму Нелли Шульман в число ньюсмейкеров первого ряда и привлекла внимание ко всему движению. В явном информационном выигрыше оказались и “борцы за права сексуальных меньшинств”. Одна из сочетавшихся “лесбийского браком” – московская поэтесса Галина Зеленина, известная и под псевдонимом Гила Лоран. Согласно сообщению московского журналиста Самсона Шоладеми, уже на следующей день после “свадьбы” она выложила в сети фотографии с “брачной церемонии”. А 18 мая сделала на эту тему для международного англоязычного еврейского информационного агентства “JTA” официальное заявление. Время для публичного признания Галина выбрала, возможно, не случайно – за неделю до 27 мая, когда в Москве должен был состояться первый гей-парад. Ее фамилия также стоит среди нескольких десятков человек, подписавших 16 мая на имя президента России Владимира Путина открытое письмо с призывом не допустить отказа со стороны московских властей проведения намеченного марша гомосексуалистов по центру российской столицы.

Созданный Нелли Шульман и Галиной Зелениной “лесбийский скандал” привел к нескольким последствиям: от руководства ОРОСИР, фактически головной организации реформистов в России, оказались окончательно отстранены активисты, хоть в какой-то форме склонные считаться с традициями и интересами российского еврейства. Идеологически, организационно и финансово “реформа” не только в РФ, но и в СНГ оказалась в полном подчинении у зарубежных реформистских центров – центров фактически американских. Именно американские реформисты задают тон в движении. Соответственно – “реформа” в СНГ может быть использована для продвижения интересов этого движения в ведущейся им политической игре. Игра эта, естественно, никак не связана с интересами ни России вообще, ни российских евреев в частности, а просто находится в другой плоскости. Одна из главных забот лидеров реформистского движения, напомним, – “борьба за права сексуальных меньшинств”. В России эта тема весьма болезненна, против “содомии” активно выступает и Православная Церковь, и мусульманские организации, и заметная часть русской общественности. Нетрудно предсказать, что появление в роли активного защитника “содомии” организации, называющей себя и воспринимаемой обществом в качестве организации еврейской и религиозной, во главе с “раввинами”, будет воспринято весьма болезненно. Это наверняка скажется на обстановке вокруг пресловутого “еврейского вопроса” –обстановке и так довольно напряженной.

Информационный фон сейчас благоприятствует реформистам вообще и Нелли Шульман в частности. Она стала, фактически, “лицом” реформистов в российских СМИ – так что, возможно, в ближайшее время мы увидим и другие яркие и скандально-провокационные действия.

КЕРООР оказался в крайне щекотливом положении. Тогда как для ФЕОР произошедшее информационно выгодно. Федерация выглядит как принципиальный и верный защитник ценностей традиционного иудаизма и при желании может перейти в очередное наступление на позиции своих конкурентов из КЕРООРа – тем более, что сейчас, во всяком случае, внешне, наблюдается некоторое отстранение “властей” от безоговорочной публичной поддержки р. Берла Лазара.

Во всяком случае, Федерация еврейских общин России уже выпустила Официальное заявление, бьющее и по КЕРООР: “Мы призываем все еврейские организации и общины России отказаться от каких-либо религиозных контактов с людьми, совершившими вышеупомянутое кощунственное и провокационное действо, а также с организациями, которые они представляют. Мы уверены, что молчание в данной ситуации будет рассматриваться обществом и потомками, как знак согласия,” – говорится в заявлении.

В ответном заявлении Отдела общественных связей КЕРООР говорится, что “бойкот против любого еврея противоречит еврейскому духу толерантности. Одновременно мы считаем, что акт, осуществленный представителями реформистского движения в России (лесбийский брак) противоречит законам Торы и духу иудаизма и может привести еврейскую общину к расколу”.

Согласно мнению Зиновия Когана, высказанного им в данном мне интервью: “Весь этот скандал – часть плана “проверить Россию”. Часть некоего проекта”.

Что ж. Иудаизм в России, похоже, подходит к некоему порогу зрелости. Зрелость – это сила. Но понятие “сила” в нашем Мире действия неразрывно связано с понятиями “власть”, “деньги” и “кровь”. У взрослых людей – взрослые игры. Предсказуемо, что в эти игры включаются люди, никакого касательства к еврейскому народу не имеющие. Окажутся ли нынешние религиозные руководители российского еврейства готовы к этим “играм взрослых людей” – вот вопрос, который более всего занимает меня во всей истории.

How to get prescription drugs without doctor? Try canadian pharmacies {];] order viagra professional - we employ qualified pharmacists.